Наверх

foto1 foto2 foto3 foto4 foto5
Вы здабылі Перамогу жыцця высокаю цаной
Вайна. Іванаўшчына. Памяць.
У памяці. У сэрцы. У кнігах.
Застаўся ў сэрцы вечны след вайны
Іх подзвігі – нашчадкам запавет

Галерэя баявой славы

djВторая мировая война унесла 50 миллионов человеческих жизней, из них 27 миллионов наши соотечественники.

Telephone: 8 01652 22154

e-mail: ivnbibl@brest.by

Get Adobe Flash player

Медиа урок "Не подлежит забвению..."

"Сново ожили в памяти были живые"

Теперь уже нет ни хаты, ни даже деревни, где родился этот легендарный человек. И самого его словно никогда не было здесь. В бывшем Закутье. слившемся в 1980 голу с более крупными Полкотичами. не знают даже фамилии такой - Юхимчук. По крайней мере, те несколько сельчан, которых повстречал на улице, услышав ее. лишь пожимали плечами. Общественности Ивановшины эта фамилия тоже ни о чем не говорила на протяжении всех 60 послево­енных лет. Даже в районной книге "Память" эта фамилия напрочь отсутствует.

Между тем речь идет о лич­ности незаурядной, даже выда­ющейся. Александр Харитонович Юхимчук - боевой генерал. Осо­бо отличился. при освобождении Крыма. Награжден четырьмя ор­денами Красного Знамени, орде­ном Ленина, орденом Суворова II степени, орденом Александра Невского, многими медалями. После войны возглавлял военные кафедры в Политической акаде­мии им. Ленина и Московской сельскохозяйственной академии имени Тимирязева.

Почему же это славное имя оказалось в полном забытье на родной земле? Кое-что слышала о генерале разве что преподава­тель Полкотичской средней шко­лы Алла Ярошевич. Она же под­сказала, что в Пинске у дочери живет его родная сестра Надеж­да Харитоновна Левшук, что иног­да она наведывается в Закутье и здесь с ней можно встретиться.

Так все и получилось. 82-лет­няя Надежда Харитоновна с до­черью Еленой прибыли в дерев­ню получить пенсию. Они ожида­ли в оставленной на зиму про­мерзлой хате. Собеседница, как выяснилось, о родном брате сама почти ничего не знает. Когда она родилась, Александра уже не было дома. Из братьев он — са­мый старший. Всего мать роди­ла 13 детей. Из них только шес­теро выжили. Надежда — пред­последняя.

- Помнится, кто-то рассказы­вал, что он рано научился читать и никогда не расставался с кни­гами, даже за обедом перед ним неизменно лежала книга, — пы­тается извлечь из памяти хоть что-нибудь Надежда Левшук. - А когда через деревню проходили, тесня белополяков, красноармей­цы, ушел с ними. Тогда ему было то ли шестнадцать, то ли четыр­надцать лет. Потом с тем же от­рядом отступал на восток.

Чуть позже раздобыл в Ин­тернете информацию об Алек­сандре Юхимчуке следующего содержания:

"Это был человек удивитель­ной военной судьбы, прошедший дорогами гражданской и Великой Отечественной войн. Начинал службу рядовым бойцом, был младшим командиром, команди­ром взвода частей особого на­значения, предназначенных для борьбы с бандитизмом. Был ко­мандиром роты в стрелковом полку в Даурии. Участвовал в боях с белокитайцами с августа 1929 года по март 1930 года. Затем был инструктором по военной подготовке учащихся средних школ Дальнего Востока. При­шлось ему быть и инструктором редакции армейской газеты "Тре­вога", и помощником начальника отдела кадров штаба армии. В 1936 году - слушатель Военной академии имени М.В.Фрунзе, по окончании которой был назначен ассистентом кафедры тактики в военно-хозяйственной академии г. Харькова. В 1939 году коман­довал подготовкой маршевого полка."

Надежда Харитоновна, меж­ду тем, напрягала память:

- Вообще-то настоящая наша фамилия была когда-то Юхимук. Изменил ее Александр. Моей матери он рассказывал, приехав в гости в 1960 году, что сделал это для того, чтобы гитлеровцы не узнали, что наш близкий род­ственник является советским во­еначальником и не расстреляли либо не вывезли на принудитель­ные работы в Германию всю се­мью. По этой же причине он ни­когда не фотографировался для прессы. Да и вообще отказывал­ся от услуг фотографов. Один-другой снимок для себя, на па­мять - и достаточно. Вместе с тем он никогда не скрывал, отку­да родом, из какой семьи, о чем свидетельствует хотя бы вот эта выдержка из мемуаров дважды Героя Советского Союза генера­ла армии П.И. Батова: "—Он, ви­димо, из образованной семьи?— Что вы! Такой же мужик, как мы с вами, да еще из самого темного нищего угла. Двадцать лет назад еще ходил в лаптях и свитке. Он же из Западной Белоруссии, из Пинского района Брестской об­ласти. Когда Буденный гнал бе­лополяков, красноармейцы при­грели парнишку, повозочным на­чал карьеру. На своей кобыле до­ехал сначала до Родома, а потом обратно, и так до самой России. В нашем полку он с тридцать де­вятого года. В сороковом после воссоединения попросился в от­пуск съездить в родное Закутье. "Мать не признала, — вернув­шись, рассказывал,—говорит, не мой сын, мой в свитке ушел.

"Надежда Харитоновна по­мнит тот приезд (ей тогда уже семнадцатый год шел), но что-либо рассказать о брате так и не смогла. Красивый, крепкий, очень ласковый, добрый, все рассказы­вал о службе, о боях, а вот что именно рассказывал... Подроб­ности начисто стерлись из памя­ти. О дальнейшей судьбе Алек­сандра Юхимчука сестра могла сказать лишь в общих чертах. Дескать, воевал на фронте, но через Беларусь на Запад не шел. Кое-какие сведения из военной биографии генерала-земляка имеются все в тех же мемуарах Павла Батова. Вот всего несколь­ко цитат из этого объемного ос­новательного издания: "Справа -от дамбы по берегу Сиваша и до крепости - занял оборону 417-й полк под командованием А.Х. Юхимчука..."."В железнодорож­ных мастерских Армянска по ини­циативе Юхимчука сделали пе­рископы для скрытого наблюде­ния за противником. В том же 417-м полку мы с В.С.Булатовым видели ложные окопы с тыквами, изображавшими головы стоящих в обороне бойцов. Получилось! Артистическая подделка. Полков­ник (тогда еще полковник; зва­ние генерал-майор ему присво­ено 15. 09.1943-го; с 9. 05.1943 по 9. 05.1945 г.г. он командовал 347-й стрелковой дивизией — А.К.) Александр Харитонович Юхимчук был посильнее коман­дира левофлангового 361 -го пол­ка. Он единственный среди ко­мандиров полков в дивизиях, оборонявших север Крыма, имел академическое образование; грудь украшал орден Красного Знамени, полученный за коман­дирскую доблесть во время кон­фликта на КВЖД." В этой же кни­ге Павел Батов приводит выдер­жку из адресованного ему пись­ма бывшего офицера 417-го пол­ка Михаила Молчанова: "Павел Иванович, — говорится в письме Молчанова, — в вашей книге мно­го хорошего написано в адрес 417-го стрелкового полка. Хоро­шо воевал полк. Но иначе и быть не могло. Но знаете ли вы, как А.Х.Юхимчук готовил полк перед войной? Я эту науку на себе ис­пытал и очень за нее благодарен Александру Харитоновичу, как и другим командирам... Встретив­шись после 25-летней разлуки с однополчанином Иваном Семен-цом, мы не могли не вспомнить и его (Юхимчука - А.К.) записную книжку. Чего только в ней не было - Суворов, Кутузов, Драгомиров, Наполеон... мишени, мушки низ­кие, мушки высокие, траектории при плавном спуске курка, при дерганье, дыхании и т.д. Энцик­лопедия!" И далее сам Батов про­должает: "Просто и с любовью рассказывает далее капитан о том, как требовательно и в то же время с большой душевной щед­ростью растил Юхимчук подчи­ненных ему командиров, полит­работников. Учил командиров рот и батальонов искать творческие решения военных задач, сам по­казывал пример командирской инициативы и поощрял ее у под­чиненных..."

По окончании войны Алек­сандр Харитонович жил в Моск­ве. Возглавлял военные кафед­ры в различных, в т.ч. знамени­тых, вузах. Приезжал в 1960 году в родное Закутье, поставил па­мятник умершему задолго до вой­ны отцу. Дал денег на строитель­ство новой хаты. Рассказывал (этот эпизод очень ярко запечат­лелся в памяти Надежды Харито-новны), как однажды осколки из­решетили его шинель. Так, что от нее одни лохмотья остались. Два осколка попали в шею. Но он вы­жил. "Меня Господь Бог хранил, потому что я глубоко веровал", — полушепотом признался он тогда матери. В 1963 году мать ездила к нему в гости в Москву. Когда умерла его первая жена, создал новую семью. Будучи на заслуженном отдыхе, много вы­ступал в учебных заведениях сто­лицы. В одном из писем сообщал, что есть в Москве то ли его му­зей, то ли экспозиция в музее. К сожалению, письма не сохрани­лись. С его детьми от первой и второй жены связь тоже потеря­на. Известно лишь, что один из сыновей - Владимир - является вице-президентом общества ве­теранских организаций России. В 1988 году последний раз наве­щала в Москве своего легендар­ного дядю дочь Надежды Хари-тоновны Елена Король. Тогда ему уже было далеко за восемьдесят. "Но даже в таком почтенном воз­расте, — с восхищением вспоми­нает она, — дядя Саша поднимал­ся на свой одиннадцатый этаж по лестнице, игнорируя лифт. Гово­рил: "Ноги разрабатываю, чтобы не заржавели". Все то время, что была у него, о войне рассказы­вал. Но я ничего не запомнила. Мне казалось, что его дети с иро­нией относятся к его военным рассказам. Другое поколение. А он жил войной. Каждый день у него был расписан по минутам. Встречи, выступления, занятия спортом, чтение, физическая ра­бота... Он и моей матери наказ давал, дескать, когда выйдешь на пенсию, то все равно продолжай работать. Иначе быстро угас-нешь."Вот пока все, что извест­но о доблестном земляке. Конеч­но же, жизненный путь генерала Юхимчука требует более деталь­ного изучения и увековечения на родной земле. Юным следопы­там Полкотичской СШ здесь мас­са работы. Наверняка герой это­го повествования достоен и того, чтобы в родной школе появился его музей. Получится замеча­тельнейший урок военно-патри­отического воспитания подраста­ющего поколения.

Анатолий КРЕЙДИЧ.

 
 
Яндекс.Метрика