Наверх

foto1 foto2 foto3 foto4 foto5
Вы здабылі Перамогу жыцця высокаю цаной
Вайна. Іванаўшчына. Памяць.
У памяці. У сэрцы. У кнігах.
Застаўся ў сэрцы вечны след вайны
Іх подзвігі – нашчадкам запавет

Галерэя баявой славы

djВторая мировая война унесла 50 миллионов человеческих жизней, из них 27 миллионов наши соотечественники.

Telephone: 8 01652 22154

e-mail: ivnbibl@brest.by

Get Adobe Flash player

Медиа урок "Не подлежит забвению..."

"Сново ожили в памяти были живые"

       

Николай Павлович Барский родился в 1920 году в  Москве  в семье рабочего. Отец, Павел Владимирович, - выходец из крестьянской семьи,  образования не имел. В 1914 году судьба забросила его на фронт - куда-то в Пинские болота. Солдат российской армии не мог и подумать о том, что через 29 лет здесь же погибнет его родной сын, офицер советской армии.  Бондарь по  специальности, он горячо радовался вольному труду, советской власти. 

Великая Октябрьская революция привела Павла Владимировича в Москву. Затем переехала в Москву и жена, Мария Лукьяновна. В 1920 году родился сын Николай, а позже  ещё два сына - Михаил и Юрий. Шли годы. Сначала жили в подвале, но быстро семья переехала в просторный кирпичный дом. Отец всеми силами стремился обустроить дом. Трудолюбие - вот что досталось от крестьянского парня в наследство и троим его сыновьям.                                                                

Сколько радости было, когда накануне сентября Мария Лукьяновна собрала своего первенца, Николая, в школу. Он учился в московской школе №336 имени Радищева с 1928 по 1935 годы. Это была опытно-показательная школа, звеневшая детскими голосами и задорным смехом напротив дома Барских. При ней был организован интернат, где жили дети, рано потерявшие родителей. С такими ребятами и дружил Николай.

«Они часто приходили к нам домой, - вспоминает Георгий Павлович. -   Мне, как самому младшему в семье, часто приносили  скромные подарки и подолгу играли со мной. Что характерно, мой брат умел заинтересовать ребят. Он самостоятельно смастерил детекторный приёмник. Настоящей радостью для Коли являлись и сделанные им фотографии.

С самого детства в нашей семье заметили, что Коля - парень серьёзный, добросовестный, трудолюбивый, с хорошими организаторскими способностями. Обычно, когда отец и мать уходили в воскресенье на рынок, наша комната представляла  матросский кубрик. Брат организовывал нас подметать пол,  потом мыть его, убирать в квартире. Это никак не отражалось на его учёбе. Колю хвалили и учителя,  и соседи. А когда, случалось, мы   с Михаилом устраивали дебош с ребятами из нашего двора и  возвращались вечером с синяками домой, Коля не раз нам  давал уроки морали».

После окончания семи классов Николай с 1935 по 1938 годы работал слесарем на заводе Центрального авиагидроинститута и окончил школу ФЗО. С увлечением занимался рисованием.

С 1938года учился в Рязанском училище имени Ворошилова. О тех годах так рассказывает Георгий Павлович:

«В то время, когда в старом московском доме тихо текла жизнь, у Николая пошли неспокойные будни: боевые стрельбы, строевая подготовка. Однажды прислал фотографию и сообщил о том, что принял присягу на верность Родине и взял обязательство учиться только на «отлично».                  

Настоящим счастьем, самым большим праздником стали для нас предновогодние дни 1939 года, когда в дом вернулся Коля. Мы с большим интересом слушали Николая. Особенно мне запомнился  рассказ о приёме в Кремле выпускников военных училищ. Там лично пожал ему руку Климент Ефремович Ворошилов.

В тот же вечер брат позвал отца в отдельную комнату и отдал на память часы с надписью «Лейтенанту Н.П.Барскому за отлично проведённые стрельбы». Эти карманные часы стали для нашей семьи самой ценной реликвией.

Вскоре Коля уехал. Через некоторое время мы узнали: Коля на  фронте. На конверте значился адрес полевой почты. Следующее письмо пришло из Куйбышева, из госпиталя. Именно оно принесло в наш дом не только тревогу за судьбу Коли, но и радость его отпуску. Долго ходили мы с братом по Москве. Все радовались присутствию брата, долго слушали его рассказы. Но недолго нам пришлось радоваться.

Июньским воскресным утром осуществились наши предчувствия. Западные рубежи нашей Родины заслонил горький густой дым от бомбёжек, серебристые волны Буга окрасились в красный цвет крови. Началась война»…

Таким образом, из переписки с Георгием Павловичем стало известно, что его брат окончил училище в звании лейтенанта и был направлен на фронт в Финляндию, где воевал на Петрозаводскомнаправлении. На фронте находился до конца финской кампании,  был ранен. Лечение проходил в Куйбышевском госпитале, затем была  поездка в санаторий в Крым.

После отдыха служил в Белорусском военном округе в местечке Житковичи Полесской области, был командиром  пулемётного взвода 115 стрелкового полка  2 стрелковой роты.

Это, пожалуй, и все, что могли узнать из писем брата о Николае Барском. И чтобы  больше узнать о герое-партизане,  учителя вместе со школьниками встретились с жителями деревень Трилиски и  Дружиловичи. Из их рассказов они узнали  следующее.

Началась Великая Отечественная война. Николай, находясь на десантных учениях под Малоритой, был сбит фашистами. Раненый, он пробирался на территорию сначала Дрогичинского, а потом Ивановского района. Жительница дер. Трилиски Ивановского района Ксения Трофимовна Близнюк сначала спрятала, а потом выходила тяжело раненного советского офицера.

После выздоровления Николай Барский начинает вести работу по созданию в Трилисках комсомольского подполья. Группа Барского не давала фашистам покоя ни днём, ни ночью. Когда же фашисты напали на след подпольщика и оставаться в деревне стало опасно, Николай Барский уходит в партизанский отряд имени Лазо и с декабря 1942 года возглавляет Ивановский подпольный райком комсомола.

До создания подпольного райкома комсомола в районе комсомольской работой руководил Пинский обком комсомола. Работу по созданию комсомольского подполья в районе, организации и руководству комсомольской работой в партизанских отрядах вели, кроме Барского,  комсомольцы-партизаны И.Б.Зубченок, П.К.Дайнека, И.П.Романов, К.И.Бондаренко. При образовании Пинским подпольным обкомом ЛКСМБ Ивановского подпольного райкома комсомола в декабре 1942 года эти комсомольцы вошли в состав райкома комсомола. Основная база райкома находилась в партизанском отряде им. Шиша (командиры М.И.Герасимов, Н.М.Попов, комиссар И.Е. Жевнов) бригады имени Молотова в Ивановском районе.

Гитлеровцы хорошо знали цену этому бесстрашному юноше, не зря за его голову они обещали немалые вознаграждения. Но Николай был неуловим.

Лето 1943 года. Николай и его боевые друзья Михаил Смирнов и Леонид Близнюк находились по заданию в деревне Дружиловичи. Об  этом  узнали фашисты. 18 фашистов были направлены задержать троих партизан. Вырваться из деревни не было возможности, и партизаны вступили в неравный бой. Меткими выстрелами убито несколько фашистов.

Но силы не равны. Как подкошенный падает Леонид Близнюк, пуля догнала Михаила Смирнова. Николай один сражается с фашистами. Враги предлагают Барскому сдаться, но тот   отвечает меткими выстрелами. Отстреливаясь, он шаг за шагом отступает в сторону Трилисок. А фашисты наседают. Барский ранен в ногу. Он может только ползти. Из-за потери крови силы  на исходе. Отстреливаясь до последнего патрона, со словами «Живым не сдамся гадам!», он так и остался лежать на зелёной лужайке в ста метрах от деревни Трилиски.

Словно стая волков, фашисты набросились на мёртвое тело героя, искололи штыками и  запретили жителям его хоронить. Однако местные жители тайно схоронили Николая Барского на кладбище в деревне Лучки.  

О партизанской судьбе героя рассказал его друг Александр Мефодьевич Франчук, житель деревни Дружиловичи, который вместе с Барским сражался с врагом:                                         «Тревожная осень 1941года. Фронт уже был где-то за Смоленском. На оккупированной территории враги чувствовали себя полными хозяевами. Тогда ещё не было ни «лазовцев», ни «цветковцев», ни «женьковцев». Фашисты грабили деревни, требовали кур, яиц, молока, пили шнапс за быструю победу армии фюрера.

Но за три месяца войны многое изменилось и в тылу. Уже не было вопроса: что делать? Каждый в душе нашёл ответ. Не было той рассеянности и у нас, окруженцев, которая охватила некоторых в июне-начале июля. Наша группа регулярно собиралась в лесу около Кривицы. Обсуждали вопросы организации, говорили о том, как раздобыть оружие. Здесь я впервые и встретил Николая Барского. Высокий, широкоплечий, с чёрным непокорным чубом. Несмотря на гражданскую одежду,  чувствовалась офицерская выправка. Он был в звании младшего политрука, воевал в финскую, имел несколько правительственных наград.  На сборах говорил кратко, только самое важное. Было видно,  как тянутся к нему люди. Понравился он и мне. Мы  подружились. Вместе сидели в фашистском застенке, вместе пошли и в партизаны.

В отряде имени Лазо Николай Павлович Барский был назначен командиром особой диверсионно-агитационной группы, а я бойцом. Мы проводили диверсии на железной дороге, на больших  дорогах, распространяли листовки, агитировали население. Здесь в полной мере и проявилось мастерство Барского как командира и политработника. Его беседы с молодёжью обязательно заканчивались пополнением партизанских рядов. Помню, при переходе гостинца возле деревни Поречье, что в Пинском районе, Николай предложил заминировать дорогу: «Чувствую, удача будет». Так и сделали. Три мины поставили шахматным порядком. И как в воду смотрел командир. Через некоторое время показался легковой автомобиль, а за ней грузовик с солдатами. Два взрыва прогремели почти одновременно…

Это только один примеров деятельности Николая Барского. А их можно привести много. Взлетали мосты, эшелоны. В гарнизонах развивались красные флаги. Фашисты и их прислужники бесились, срывая утром с заборов листовки, сообщения Совинформбюро. Во всем этом была, несомненно, заслуга комсомольского вожака. А летом 1943 года Николай Барский пал смертью храбрых героев».

В честь героя одна из улиц города Иванова носит имя Николая Барского. Имя Николая Барского носила и комсомольская организация городской школы №1.  

Яндекс.Метрика